bsuir.info
БГУИР: Дистанционное и заочное обучение
(неофициальный форум)
Вход (быстрый)
Регистрация
[ Новые сообщения · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Неофициальный форум БГУИР » Специальности » Информационные системы и технологии в экономике (ИСиТвЭ) » Контрольная по политологии 6 вариант (Власть-как социально-политический институт)
Контрольная по политологии 6 вариант
SireniaДата: Четверг, 24.03.2011, 20:51 | Сообщение # 1
Абитуриент
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Оффлайн
Власть как социально-политический институт.

Содержание

1. Происхождение, сущность и функции политической власти.

2. Социальные носители политической власти.

3. Формы политической власти.

4. Заключение.

1. Происхождение, сущность и функции политической власти

Вся жизнь людей неразрывно связа¬на с властью, которая является наи¬более мощным средством защиты человеческих интересов, воплощения планов людей, урегулирова¬ния их противоречий и конфликтов. Ключевая разновидность вла¬сти – власть политическая – обладает колоссальными конструирую¬щими способностями, представляет самый мощный источник разви¬тия общества, орудие социальных преобразований и трансформаций. Однако, наряду с созидательными возможностями, политическая фор¬ма власти может не только созидать или объединять общество, но и разрушать те или иные социальные порядки, дезинтегрировать чело¬веческие сообщества.
Политическая власть возникает, формируется в ходе реализации потребностей управления, регулирования общественных отношений. Она действует как принудительная форма снятия порождаемых различием интересов, противоречий и конфликтов, структурирования и укрепления человеческих сообществ.
По своей природе и происхождению власть, как таковая, – яв¬ление социальное. Складываясь и существуя в различных областях человеческой жизни, она способна проявляться в самых различных сферах общественной жизни и в разных формах: то в качестве морального авторитета, то в виде экономического или информационного господства, то в форме правового принуждения и т.д. При это власть может различаться и по объему (семейная, международная и др.), и по объекту (личная, партийная, общественная и т.д.), и по характеру применения (демократическая, бюрократическая, деспо¬тическая и т.д.), и по другим признакам.
Как непременный спут¬ник развития общества власть возникла задолго до появления госу-дарства и его политической сферы. Приблизительно 40 тыс. лет она существовала в догосударственных и дополитических формах, выступая в качестве способа поддержания баланса внутриклановых отно¬шений в виде господства вождей, шаманов и других лидеров перво-бытных обществ.
С момента образования государства, т.е. в течение последних 5 тыс. лет, власть существует и в своей политической, публичной форме.
В настоящее время в обществе складываются формы надгосударственной политической власти. Так, ООН формирует всемирную сис¬тему международных, а Евросоюз – региональную систему властных отношений, в рамках которых отдельные государства несут опреде¬ленную ответственность за соблюдение ими прав человека, выполне¬ние межгосударственных договоренностей, за охрану природы и т.д.
Несмотря на громадный интерес к власти люди долгое время не задумывались над ее источниками, соотношением различных форм, социальных возможностях и пределах. Практически только с XVI в. в социальной теории стали дискутироваться вопросы о том, кто имеет, а кто не имеет право на власть, каковы ее источники, пределы, атрибуты и признаки. Наряду с безраздельно господствовавшими в то время теологическими под¬ходами стали высказываться идеи, согласно которым источники вла¬сти следует искать в живой и неорганической природе. Природа вла¬сти стала непосредственно связываться с врожденными чувствами, стремлениями людей к доминированию и агрессии.
В настоящее время в научной литературе можно насчитать более 300 определений власти. Большинство из них, трактуя ее как явление соци¬альное, тем самым раскрывают и природу политической власти. Если попытаться систематизировать все более-менее значимые представления о природе власти, то можно выделить два наиболее об¬щих класса теорий, на основе которых удается объяснить все ее атри¬буты: основания, объем, интенсивность, формы и методы принуж¬дения, а также другие основные параметры.
Первое из этих направлений можно условно назвать атрибутивно-реляционистским. Его сторонники связывают сущность власти с раз¬личными свойствами человека и сторонами его индивидуальной (мик¬рогрупповой) деятельности. По своей сути такой теоретический под¬ход развивает своеобразную «философию человека», заставляя его приверженцев усматривать сущность власти в волевых (Гегель), си¬ловых (Т. Гоббс), психологических (Л. Петражицкий) и прочих свой¬ствах и способностях индивида или в использовании им определен¬ных средств принуждения (инструменталистские теории) и поведен¬ческого взаимодействия (Г. Лассуэлл).
В качестве примеров такого подхода можно назвать следующие те¬ории:
- «сопротивления» (Д. Картрайт, Б. Рейвен, К. Леви) ¬¬ власть возникает в результате преодоления одним субъектом сопротивления другого;
• «обмена ре¬сурсов» (П. Блау, Д. Хиксон) - власть формируется в результате обмена одним субъектом своих ресурсов на необходимое ему поведение дру¬гого;
• «раздела зон влияния» (Дж. Ронг) - власть интер¬претируется в качестве следствия контакта социальных зон, которые находятся под контролем разных субъектов;
• телеологическая концепция Б. Рассела - власть рассматривается как форма целенаправленной деятельно¬сти человека;
• идеи школы «политического реализма», делающие акцент на силовом воздействии контролирующего ресурсы субъекта (Г. Моргентау), и другие.
Различаясь в деталях, все теории этого типа интерпретируют власть в качестве асимметричного социального отношения, которое складывается и развивается на основе обмена деятельностью между раз¬личными субъектами, в результате чего один из них изменяет поведе¬ние другого. При этом формируемые ею связи и зависимости господства и подчинения всегда дают возможность ответить на воп¬рос: кому принадлежит политическая власть, «для кого», в чьих инте¬ресах используются полномочия и возможности субъекта власти?
Вместе с тем указанным позициям противостоит точка зрения, трак¬тующая власть в качестве анонимного, надперсонального, безличного свой¬ства социальной системы, обезличенной воли обстоятельств, принци¬пиально несводимой к характеристикам индивидуального или группо¬вого субъекта. И это направление (обозначим его как системное) также представлено многочисленными теоретическими конструкциями.
Например, представитель структурно-функционального подхода Т. Парсонс трактовал власть в качестве «обобщенного посредника» в социальном (политическом) процессе, а К. Дойч видел в ней аналог денег в экономической жизни или «платежного средства» в политике, который срабатывает там, где отсутствует добровольное согласо¬вание действий. Для марксистских взглядов характерно представлять политическую власть в качестве фун¬кции социального аппарата того или иного класса, формирующего общественные отношения, предопределяющие его способность навя¬зывать свою волю другому классу (или обществу в целом) и тем са¬мым обеспечивающие его социальное господство. Информационно-коммуникативные трактовки вла¬сти (Ю. Хабермас) рассматривают ее как глобальный процесс многократно опосредованного и иерархиизированного социального общения, регулирующего общественные конфликты и интегрирую¬щего человеческое сообщество.
Но наиболее ярко суть системного подхода выражена в постструк¬туралистских теориях (М. Фуко, П. Бурдье). В крайних вариантах они интерпретируют власть как некую модальность общения, «отноше¬ние отношений», изначально присущее всему социальному, не ло¬кализуемое в пространстве и не способное принадлежать кому-либо из конкретных общественных субъектов. При таком подходе политическая власть по сути отождествляется не только со всеми политическими, но и со всеми социальными отношениями в целом. Ни в обществе, ни в по¬литике не признается ничего такого, что могло бы выйти за рамки власти. И при этом выходит, что не люди обладают способностью присваивать власть, а сама власть присваивает на время того или иного субъекта (президента, судью, полицейского) для осуществле¬ния принуждения.
В рамках системных теорий власть объявляется имманентным свойством любых социальных систем (общества, группы, организации, семьи), внимание сосредоточивается на сложившихся в каждой из систем политических статусах и ролях, механизмах принуждения, при¬меняемых позитивных и негативных санкциях. Поэтому авторы и сто¬ронники этих теорий легко дают ответы на вопросы «как?» и «над кем?» осуществляется властное доминирование, но затушевывают или вовсе скрывают источники его происхождения.
Представители двух указанных круп¬ных теоретических подходов, делая упор на реально существующих сто¬ронах и аспектах власти как общественного явления, исходят из про¬тивоположных принципов в объяснениях ее сущности. Признание реальности тех аспектов власти, которые используются в качестве основания для ее концептуальной интерпретации, не устраняет не-обходимости выбора между этими подходами.
При определении сущности политической власти в качестве ис¬ходного начала наиболее правомерной следует признать ее инстру¬ментальную трактовку, раскрывающую отношение к ней как к опре¬деленному средству, которое использует человек в тех или иных си¬туациях для достижения собственных целей. В принципе власть вполне можно рассматривать и в качестве цели индивидуальной (групповой) активности. Именно в этом смысле власть может быть признана функционально необходимым в обществе явлением, которое порождено отношениями социальной зависимости и обмена деятельностью (П. Блау, X. Келли, Р. Эмерсон) и служит разновидно¬стью асимметричной связи субъектов (Д. Картрайт, Р. Даль, Э. Каплан).
В качестве средства регулирования социальных взаимоотноше¬ний власть может возникнуть лишь в тех типах человеческой комму¬никации, которые исключают сотрудничество, партнерство и ана¬логичные способы общения, обесценивающие самою установку на превосходство одного субъекта над другим. Более того, в условиях конкуренции власть также может возникнуть лишь в тех случаях, когда действующие субъекты связаны между собой жесткой взаимо¬зависимостью, которая не дает одной стороне достичь поставленных целей без другой. Эта жесткая функциональная взаимозависимость сторон есть непосредственная предпосылка формирования власти. В противном случае, когда в политике, скажем, взаимодействуют слабо зависящие друг от друга субъекты (например, партии раз¬личных государств), между ними складываются не властные, а дру¬гие асимметричные отношения, раскрывающие дисбаланс их ма¬териальных ресурсов, не позволяющий обеспечить доминирование одной из них.
Когда же из взаимной конкуренции начинает вырастать домини¬рование одного из субъектов за счет навязывания им своих целей и интересов другому субъекту, тогда и возникает новый тип взаимодей¬ствия, при котором господствует одна сторона и ей подчиняется дру¬гая. Иными словами, власть возникает в результате превращения вли¬яния одной стороны в форму преобладания над другой. Поэтому ког¬да той или иной стороне удается навязать конкуренту собственные намерения, цели и желания, и формируется власть, знаменующая собой ту асимметричность положения, при которой господствующая сторона приобретает дополнительные возможности для достижения собственных целей.
Таким образом, власть может рассматриваться как разновидность каузальных отношений или, по мысли Т. Гоббса, отношений, в кото¬рых «один выступает причиной изменения действий другого». Поэто¬му власть выражает позицию субъективного доминирования, возника¬ющую при реальном преобладании тех или иных свойств (целей, спо¬собов деятельности) субъекта. Следовательно, власть основывается не на потенциальных возможностях того или иного субъекта или его формальных статусах, а на реальном использовании им средств и ресурсов, которые обеспечивают его практическое доминирование над другой стороной. В политике подчиняются не тому, у кого более высокий формальный статус, а тому, кто может использовать свои ресурсы для практического подчинения. Не случайно М. Вебер счи¬тал, что власть означает «любую возможность проводить собствен¬ную волю даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чем такая возможность основана
При этом способы принуждения подвластной стороны могут быть весьма различными, это – убеждение, контроль, поощрение, санк¬ционирование, насилие, материальное стимулирование и т.д. Особое место среди них занимает насилие, которое, по мнению Ф. Нойманна, «есть самый эффективный в краткосрочной перспективе метод, однако он малоэффективен в течение длительного периода, поскольку принуждает (особенно в современных условиях) к ужесточению приемов властвования и к их все более широкому распространению». Поэтому «самым эффективным методом остается убеждение».
Таким образом, власть исходит из практического умения субъекта реализовывать свой потенциал. Поэтому сущность власти неразрывно связывается с волей субъекта, способствующей перенесению намерений из сферы сознания в область практики, и его силой, обес¬печивающей необходимое для доминирования навязывание своих по¬зиций или подчинение. И сила, и воля субъекта в равной мере являются ее неизменными атрибутами.
Поэтому, даже заняв выгодную позицию, субъект должен уметь использовать свой шанс, реализовать новые возможности. Таким образом политическая власть как относительно устойчивое в социаль¬ном плане явление обязательно предполагает наличие субъекта, на¬деленного не формальными статусными прерогативами, а умениями и реальными способностями к установлению и поддержанию отно¬шений своего властного доминирования (со стороны партии, лобби, корпорации и др.) в условиях непрерывной конкуренции.
В зависимости от того, насколько эффективны применяемые субъектом средства поддержания своего доминирования, его власть может сохраниться, усилиться или, уравновесившись активностью другой стороны, достичь равновесия взаимных влияний (состояние безвластия). Достижение такого баланса сил (эквилибр) будет стиму¬лировать к тому, чтобы заново ставить вопрос либо о переходе сто¬рон к формам сотрудничества, кооперации, либо о вовлечении их в новый виток конкуренции для завоевания новых позиций доминиро¬вания.
Чтобы удержание власти было более длительным и стабильным, доминирующая сторона, как правило, пытается институпиализировать свою позицию доминирования и превосходства, превратить ее в систему господства. Как самостоятельное и устойчивое политическое явление власть есть система взаимосвязанных и (частично или пол¬ностью) институциализированных связей и отношений, ролевых структур, функций и стилей поведения. Поэтому она не может отож¬дествляться ни с отдельными институтами (государством), ни с кон¬кретными средствами (насилием), ни с определенными действиями доминирующего субъекта (руководством).
Согласно такой интерпретации власти, она не способна распро¬страняться по всему социальному (политическому) пространству. Власть – это некий сгусток социальности, формирующийся лишь в определенных частях общества (политического пространства) и ис-пользуемый людьми наряду с другими средствами достижения своих целей лишь для регулирования специфических конфликтов и проти¬воречий. Ее источником является человек с присущими ему умения¬ми и свойствами, конкурирующий с другими людьми и использую¬щий различные средства для обеспечения своего доминирования над другими.
Учитывая, что в политической сфере главным субъектом власти является группа, политическую власть можно определить как систему институционально (нормативно) закрепленных социальных отношений, сложившихся на основе реального доминирования той или иной груп¬пы в использовании ею прерогатив государства для распределения раз¬нообразных общественных ресурсов в интересах и по воле своих членов.
Власти как инструменту социального управления, присущи следующие функции:
• сохранение социальной целостности;
• реализация потребностей и интересов, осуществляющие властные функции социальных групп;
• регулирование социальных отношений, поддержание стабильности в функционировании социального организма;
• поддержание необходимых для общества пропорций между производством и потреблением в таком соответствии, чтобы они не препятствовали, а стимулировали развитие друг друга.
Прежде всего, власть обязана реализовывать общественно значимые функции:
- поддержание общественного порядка и стабильности;
- выявление, ограничение и разрешение конфликтов;
- достижение общественного согласия;
- учет взаимозависимости властных и иных отношений в обществе;
- насилие или принуждение во имя сохранения стабильности общества и социально значимых целей.
Далее политическая практика власти включает:
1) преобразование социальной среды (решение социальных проблем);
2) действия по укреплению и обеспечению гарантий своей власти.
Разрыв и противопоставление функций политической власти может существенно ослабить и дестабилизировать всю систему социальных отношений, привести общество к социальному кризису. Условием обеспечение оптимальности в сочетании функций политической власти служит некоторая степень автономии государства от взаимодействующих в обществе интересов, возвышения над ними. Политическая власть достигается при условии, если интересы государства преобладают, доминируют в случае конфликта с интересами политически и экономически господствующих социальных групп.

2. Социальные носители политической власти

Субъект и объект — непосредствен¬ные носители, агенты власти. Субъ¬ект (актор) воплощает активное, направляющее начало власти. Им может быть отдельный человек, организация, общность людей, например народ, или даже мировое сообщество, объединен¬ное в ООН. Если же руководствоваться наиболее широким и прагматичным подходом, то под субъектами (акторами) политики можно понимать всех тех, кто принимает реальное участие во властном взаи-модействии с государством, независимо от степени влияния на прини¬маемые им решения и характер реализации государственной политики.
Для возникновения властных отношений необходимо, чтобы субъект обладал рядом качеств. Прежде всего это желание власт¬вовать, воля к власти, проявляющаяся в распоряжениях или при-казах. Большинство людей не испытывает психологического удо¬вольствия от обладания властью. Сама по себе власть не является для них ценностью. Многие вообще предпочли бы уклониться от руководящих должностей и связанной с ними ответственности, если бы власть не открывала широкие возможности для получе¬ния различного рода благ: высокого дохода, престижа, выгодных связей, привилегий и т.д. Для них стремление к власти имеет инструментальный характер, т.е. служит средством достижения других целей.
Помимо желания руководить и готовности брать на себя от¬ветственность субъект власти должен быть компетентным, знать суть дела, состояние и настроение подчиненных, уметь исполь-зовать ресурсы, обладать авторитетом. Для политической власти важнейшее значение имеет организованность субъекта. Конеч¬но, реальные носители власти в разной степени наделены всеми этими качествами.
Субъекты политической власти имеют сложный, многоуров¬невый характер. Ее первичными акторами являются индивиды и социальные группы, вторичными — политические организа¬ции, субъектами наиболее высокого уровня, непосредственно представляющими во властных отношениях различные груп¬пы и организации, — политические элиты и лидеры. Связь между этими уровнями может нарушаться. Так, например, лидеры нередко отрываются от масс и даже от собственных партий.
Отражением первостепенной роли субъекта в отношениях власти является широко распространенное в повседневном язы¬ке отождествление власти с ее носителем. Так, говорят о решени¬ях власти, о действиях властей и т.п., подразумевая под властью управленческие органы.
Каждый из действующих субъектов способен применять специ¬фические способы и методы воздействия на центры принятия поли¬тических решений, а следовательно, обладает и собственными воз¬можностями влияния на власть и относительно самостоятельной ро¬лью в формировании и развитии самых разных политических процессов. Как известно, в политике действует множество всевозможных субъек¬тов. Однако к основным можно отнести лишь субъекты трех типов: индивидуального (микроактора), группового (макроактора) и инсти¬туционального (организационного актора).
Субъекты всех трех типов внутренне структурированы, их содер¬жание отличается большим разнообразием. Так, к группам относятся различные общности и коллективы (от неформальных до официаль¬ных, от временных до устойчивых, от локальных до транснациональ¬ных объединений). Институты также включают в себя целый круг организаций, выполняющих представительские и исполнительские функции в политической системе (партии, движения, лобби, меж¬дународные организации и т.п.). К числу индивидуальных субъектов некоторые ученые, например, Д. Розенау, причисляют три вида ак¬торов: рядового гражданина, чье участие в политике обусловлено груп-повыми интересами; профессионального деятеля, выполняющего в государстве функции управления и контроля, а также частного инди¬вида, действующего независимо от групповых целей и не выполняю¬щего при этом каких-либо профессиональных обязанностей.
Все основные субъекты политики находятся друг с другом в оп¬ределенных иерархических отношениях. Например, сторонники фор¬мально-правовых подходов в качестве основополагающего субъекта рассматривают институт и, соответственно, поддерживаемую им си¬стему нормативного регулирования. В то же время приверженцы бихевиоральной методологии и теории рационального выбора счита¬ют, что основополагающим значением обладает все же индивидуаль¬ный субъект, из совокупности действий которого строится вся политическая реальность и для формирования которой принадлеж¬ность индивида к группе не имеет решающего влияния.
Субъект определяет содержание властного взаимодействия через распоряжение (приказ, команду), в котором предписывает¬ся поведение объекта власти, указываются или подразумеваются поощрение и наказание за выполнение или невыполнение ко¬манды. От характера содержащихся в приказе требований во многом зависит отношение к нему исполнителей, объекта — вто¬рого важнейшего элемента власти.
Власть никогда не является свойством или отношением лишь одного дейст¬вующего лица (органа), конечно, если не иметь в виду власть че¬ловека над самим собой, предполагающую подчинение его пове¬дения доводам разума, как бы раздвоение личности. Но это уже психологический, а не социальный феномен.
Власть всегда двустороннее, асимметричное, с доминирова¬нием воли властителя взаимодействие ее субъекта и объекта. Она невозможна без подчинения объекта. Если такого подчинения нет, то нет и власти, несмотря на то, что стремящийся к ней субъект обладает ярко выраженной волей властвования и даже мощными средствами принуждения. В конечном счете у объекта властной воли всегда есть пусть крайний, но все же выбор — погибнуть, но не подчиниться. Осознание зависимости власти от покорности населения нашло практическое политическое выражение в акци¬ях гражданского неповиновения, широко используемых в совре¬менном мире как средство ненасильственной борьбы.
Границы отношения объекта к субъекту властвования прости¬раются от ожесточенного сопротивления, борьбы на уничтоже¬ние (в этом случае власть отсутствует) до добровольного, воспри-нимаемого с радостью повиновения. В принципе подчинение так же естественно присуще человеческому обществу, как и руковод¬ство. Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от соб¬ственных качеств объекта властвования, от характера предъявля¬емых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, ко¬торыми располагает субъект, а также от восприятия руководи¬теля исполнителями, наличия или отсутствия у него авторитета. Качества объекта политического властвования определяются преж¬де всего политической культурой населения. Преобладание в об-ществе людей, привыкших лишь беспрекословно повиноваться, жаждущих «твердой руки», является благоприятной питательной средой деспотических режимов.
Организуя совместную жизнь людей, государство тем не менее всегда выступает как начало подавления и принуждения людей к под¬держанию определенных политических порядков и форм поведения. Государство – это символ повиновения и принуждения человека к обязательному для него поведению и в этом смысле является агентом неизбежного ограничения его свободы и прав. Со своей стороны, индивид выступает как начало свободного и естественного волеизъ¬явления. Имея определенные притязания к государству, связывая с ним возможности реализации своих интересов и перспективы, чело¬век все же остается тем существом, которое обладает собственной программой жизнеутверждения и самовыражения. И если государ¬ство способно избрать любой путь своей эволюции, то человек все¬гда будет стремиться к защите собственного достоинства и свободы, счастья и жизни.
Наличие этих неистребимых человеческих стремлений, неизмен¬ность жизнеутверждающих потребностей личности к свободе и счас¬тью составляют стержень гуманизма. Приобретая характер высших мо¬ральных принципов, данные требования становятся источником гу¬манности законов, поднимаясь по своему значению выше социальных отношений в конкретной стране, выше потребностей различных групп. Они не меняются в зависимости от этапов и типов развития обще-ства, становясь мерой человечности всех социальных образований, критерием, используемым при оценке всех социальных явлений, в том числе универсальной мерой оценки человечности любой поли¬тической системы. Так что, оценивая человека как «меру всех вещей» (Протагор), эти гуманистические принципы способны задать совер¬шенно определенные цели и принципы государственной политике, выступив гуманистическим ориентиром саморазвития власти.
Иными словами, государство и индивид взаимодействуют между собой как два взаимосвязанных и одновременно в известной степени взаимооппозиционных начала социальной жизни. Каждый из них не только обладает различными правами и возможностями, но и оли¬цетворяет два различных источника и принципа организации власти в обществе. Конечно, человек и власть меняются, меняются и их ин¬тересы, а главное – возможности в преобразовании социума. И все же сложившаяся практика говорит о том, что принципиальные от¬ношения между ними сохраняются. Государство остается внешней для индивидуальной жизни силой, обладающей по отношению к личности важнейшими принудительными прерогативами, правами и полномочиями. Однако и человек в ряде демократических стран становится высшей социальной ценностью политических отношений, направляя государственную политику. Как же в целом соотносятся возможности государства и личности?

3. Формы политической власти

В реальном политическом простран¬стве власть выражается в различных формах обеспечения группового до¬минирования. В связи с этим итальянский ученый Н. Боббио выделил три формы политической власти, которые в той или иной степени присущи всем политическим режимам.
Так, власть в виде видимого, явного правления представляет со¬бой форму деятельности структур и институтов, ориентированных на публичное взаимодействие с населением или другими политически¬ми субъектами. Власть в этой форме осуществляется в виде действий государственных органов, которые вырабатывают и на виду у всего общества применяют определенные процедуры принятия и согласо¬вания решений; политических лидеров, которые обсуждают с обще¬ственностью принятые меры; оппозиционных партий и СМИ, кото¬рые критикуют действия правительства, и т.д. Таким образом, поли¬тическая власть публично демонстрирует свою заинтересованность в общественной поддержке собственных решений, она принципиально повертывается к обществу, демонстрируя, что политические реше¬ния принимаются во имя интересов населения и под его контролем. Публичная форма властвования характеризует политику как взаимо¬действие властвующих (управляющих) и подвластных (управляемых), наличие у них определенных взаимных обязательств, действие вза¬имно выработанных норм и правил соучастия элит и неэлит в управ¬лении государством и обществом.
Наряду с этим в политическом пространстве складываются и фор¬мы полускрытого (теневого) правления. Они характеризуют или при¬оритетное влияние на формирование политических целей каких-либо структур (отдельных органов государства, лобби), формально не об¬ладающих такими правами и привилегиями, или доминирование в процессе принятия решений различных неформальных элитарных группировок. Наличие такого рода властных процессов показывает не только то, что толкование государственных задач или выработка пра¬вительственных решений на деле является процессом значительно менее формализованным, чем это объявляется официально или ви¬дится со стороны. Теневой характер данного профессионального про¬цесса демонстрирует и то, что он открыт влиянию разнообразных центров силы (ресурсов) и зачастую в принципе ориентируется на отстранение общественности от обсуждения тонких и деликатных проблем, которые не нуждаются в широкой огласке.
Третья форма политической власти обозначается итальянским ученым Боббио как скрытое правление, или криптоправление. Оно демонстрирует те способы властвования, которые практикуются либо органами тайной политической полиции, либо армейскими группи¬ровками и другими аналогичными структурами, которые де-факто доминируют в определении политических целей отдельных государств. К этому же типу властвования можно отнести и деятельность крими-нальных сообществ, поставивших себе на службу государственные институты и превративших их в разновидность мафиозных объедине¬ний. Эти примеры показывают, что в структуру политической власти отдельных государств могут входить институты и центры влияния, которые действуют против самого государства.
Возможности власти зависят от её ресурсов. В широком смысле ресурсы власти представляют собой "все то, что индивид или группа могут использовать для влияния на других".
Использование ресурсов власти приводит в движение все её компоненты, делает реальностью её процесс, который происходит по следующим этапам (формам): господство, руководство, управление, организация и контроль.
Господство основано на разделении общества на управляющих и управляемых, т.е. тех, кто осуществляет политическую власть и тех, по отношению к кому она осуществляется. Это отношение предполагает определенную дистанцию между ними и подчинение одних другим. В господстве всегда присутствует приказ, предполагающий его выполнение. Господство обычно получает законодательное оформление в государственно-правовых актах.
Руководство заключается в выработке и принятии принципиально важных для общества в целом решений, в определении его целей, планов и стратегических перспектив.
Управление осуществляется через непосредственную практическую деятельность по реализации принятых руководством решений. Конкретной управленческой деятельностью занят обычно административный (бюрократический) аппарат, чиновничество.
Организация предполагает согласование, упорядочение, обеспечение взаимосвязи отдельных людей, групп, классов, других общностей людей.
Контроль обеспечивает соблюдение социальных норм, правил деятельности людей и социальных групп в обществе. Контроль также выполняет роль обратной связи, с помощью которой власть следит за тем, какие последствия имеют её управленческие воздействия.

Заключение

Власть как важнейший элемент социальных отношений фокусирует в себе следующие основные признаки:
— это вид управления, регулирования и контроля, способность распоряжаться силами, возможностями, ресурсами, которыми располагает человеческое сообщество;
— это средство упорядочения социальных отношений, проявление человеческой культуры, связанное с мерой, правилом, нормированием отношений людей, с принятием или наложением на них определенных ограничений в поведении и деятельности;
— несомненен волевой характер власти, благодаря ей действия людей приобретают целенаправленность, власть изменяет поведение через изменение мотивов и целей людей;
— власть явно связана с дифференциацией, структурированностью человеческих сообществ, выражается в отношениях асимметрии, иерархии, в арсенале ее действий могут быть жестокость, подавление, эксплуатация.
Существует очевидная опасность бесконтрольной власти, порождающая большое значение ее регулирования и контроля.
Необходимость власти порождена по крайней мере двумя следующими обстоятельствами: потребностью управления, осуществления общих целей при наличии многообразия интересов, ценностей, потребностей; невозможностью достижения полноты информационного обеспечения управленческого решения.
Власть в этом случае служит средством преодоления информационного дефицита через силовое, принудительное решение.
Две основные характеристики власти делают ее важнейшим инструментом политики, предопределяют взаимное тяготение друг к другу этих явлений.
Во-первых, это мощный управленческий ресурс, выражающийся в способности власти ограничивать роль случайности в социальной жизни, т.е. осуществлять управление.
Во-вторых, это ресурс влияния, воздействия на других людей со стороны тех, кто властью обладает, наделяющий их способностью осуществления своей роли вопреки сопротивлению других людей.
Поскольку в сфере политики происходит постоянная борьба различных интересов, появляется потребность преодоления сопротивления других людей и сил и как следствие — необходимость реализации политики во властной форме.

Литература

1. Политология: Конспект лекций / Сост.: Синяков Л.К., Никитин В.П., Кравченко В.И., Карейша С.П., Потапейко П.О., Борисов Е.А., Галицкая Е.М.- Мн.: БГУИР, 2004.
2. А.И.Соловьев. Политология: Политическая теория. Политические технологии: Учебник. – М.: Аспект Пресс, 2000.
3. В.П.Пугачев, А.И.Соловьев. Введение в политологию. Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2000.
4. А.А.Дегтярев. Основы политической теории: Учебное пособие. – М.: Высшая школа, 1998.
5. С.С.Малешин. Политология: Авторизированное учебное пособие для студентов заочного отделения. – Новосибирск, 1998.
6. Политология: Хрестоматия / Сост. проф. М.А.Василик, доц. М.С.Вершинин. – М.: Гардарики, 2000.


Я немного стервозна. В себя влюблена... Полна эгоизма...Но к людям добра...И где-то я су...ка...Я многим не верю. ...Сказать, что я ангел... Я вряд ли сумею.... Я врать научилась... Чтоб было удобно. ...И чтоб ни случилось... Я буду свободна ...
 
Неофициальный форум БГУИР » Специальности » Информационные системы и технологии в экономике (ИСиТвЭ) » Контрольная по политологии 6 вариант (Власть-как социально-политический институт)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: